27 April 2015

Д2 двенадцатиперстной кишки

Текст
научной работы
на тему "ВЛИЯНИЕ АРГИНИНА НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ТОНКОЙ КИШКИ В ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОМ ПЕРИОДЕ УШИБА СЕРДЦА". Научная статья по специальности "МЕДИЦИНА И ЗДРАВООХРАНЕНИЕ"

УДК 612.33:615.015:547.466]: 616.12-001.31-092.9
В. С. ВЕРБИЦКАЯ
Омская государственная медицинская академия
ВЛИЯНИЕ АРГИНИНА НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ТОНКОЙ КИШКИ
В ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОМ ПЕРИОДЕ УШИБА СЕРДЦА__________________________________
Впервые изучено влияние аргинина на функциональное состояние слизистой оболочки тонкой кишки в посттравматическом периоде экспериментального ушиба сердца. Установлено, что тупая травма груди сопровождается разобщением процессов пристеночного и полостного пищеварения, а также повышением проницаемости кишечного барьера с последующим формированием энтероэндотоксемии. Влияние аргинина на функциональное состояние поврежденной тонкой кишки носит фазный характер: при избыточном синтезе оксида азота (на протяжении первых 6 часов после травмы) препарат оказывает повреждающее действие при нормализации кислородзависимых синтаз (к концу первых суток посттравматического периода) — протекторное. Результаты исследования могут служить экспериментальной базой для разработки схем лечения больных с ушибом сердца.
Ключевые слова: экспериментальный ушиб сердца, полостное и пристеночное пищеварение, эндотоксемия, аргинин.
Снижение насосной функции миокарда является основной причиной развивающейся циркуляторной гипоксии при тупой травме сердца [1]. Повреждение кишечника как пищеварительно-транспортного конвейера вследствие ишемии/реперфузии, активации свободнорадикальных процессов и эффектов медиаторов воспаления может привести к нарушению пристеночного пищеварения, а также повышенной проницаемости кишечного барьера [2, 3]. Разобщение полостного и пристеночного пищеварения и энтероэндотоксемия способны отягощать течение посттравматического периода [3, 4].
Для коррекции нарушений гемодинамики при ушибе сердца патогенетически обоснована метаболическая цитопротекция поврежденного миокарда [1]. Улучшение системного кровообращения за счет протекции миокарда может опосредованно улучшать функции тонкой кишки, в том числе барьерную. В то же время имеются теоретические предпосылки для применения препаратов, оказывающих непосредственное воздействие на метаболизм и функции кишечника в условиях его ишемически-реперфузионного повреждения.
Отмечается протекторное действие аргинина в отношении слизистой оболочки тонкой кишки с восстановлением кишечного барьера [5, 6]. Данные эффекты объясняются метаболизмом аргинина окисным ^О-синтазным) путем с образованием оксида азота, который, в свою очередь, улучшает гемодинамику за счет вазодилатации и торможения адгезии и агрегации тромбоцитов. Кроме того, аргинин оказывает протекторное действие путем усиления синтеза белков теплового шока и повышения выработки анаболических гормонов [7]. Однако ряд источников описывает противоречивую природу оксида азота в условиях ишемии/гипоксии — ингибирование синтазного механизма и усиление более мощного нитритредуктазного механизма, что приводит к избыточному образованию оксида азота и
активации свободнорадикальных процессов с усилением апоптоза и некроза [8, 9].
Данные о возможности использования аргинина при тупой травме сердца с целью протекции кишечника в литературе отсутствуют. Исследование этого вопроса представляется весьма актуальным, тем более что в условиях пониженной перфузии органов и тканей при ушибе сердца может проявляться «дву-ликость» свойств N0, образовавшегося в процессе метаболизма аргинина.
Цель исследования — оценка функционального состояния слизистой оболочки тонкой кишки, а также влияния на него аргинина в посттравматическом периоде ушиба сердца.
Материал и методы исследования. Эксперименты выполнены на 120 белых беспородных кры-сах-самцах массой 250 — 300 г, наркотизированных тиопенталом натрия в дозе 25 мг/кг внутрибрюшин-но, в соответствии с Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных [10]. В эксперимент животных брали спустя 10—12 часов после еды при свободном доступе к воде. Ушиб сердца моделировали с помощью оригинального устройства, имитирующего удар передней грудной стенки о стойку руля при столкновении движущегося автомобиля с препятствием [11].
Контрольную группу составили 10 интактных наркотизированных животных. В первой серии экспериментов в группы вошли 70 животных. Исследовали как активность амилазы всех отделов тонкой кишки, так и содержание веществ низкой и средней молекулярной массы (ВНиСММ) в плазме и на эритроцитах крови воротной и нижней полой вен через 1, 3 и 6 часов, а также через 1, 3, 5 и 7 суток после моделирования тупой травмы сердца.
Активность различных фракций амилазы отражает состояние пищеварительной функции слизистой оболочки тонкой кишки. Иными словами, амилаза является своеобразным биохимическим марке-
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (118) 2013 МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ
МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (118) 2013
Таблица 1
Амилолитическая активность (усл. ед.) слизистой оболочки тонкой кишки крыс при закрытой травме груди, Ме (LQ; HQ)
Этапы эксперимента Отдел кишки Фракции амилазы
С Д1 Д2 Д3 Г
Контроль Д 1,3 (1,2; 1,5) 1,1 (0,9; 1,2) 0,2 (0,1; 0,23) 0,08 (0,1; 0,14) 0,3 (0,2; 0,32)
Т 1,1 (1,0; 1,5) 0,9 (0,8; 1,1) 0,2 (0,1; 0,3) 0,1 (0,04; 0,13) 0,2 (0,1; 0,4)
П 0,8 (0,6; 1,4) 0,5 (0,3; 1,0) 0,1 (0,1; 0,3) 0,1 (0,02; 0,11) 0,23 (0,2; 0,3)
Посттравматический период
1 ч Д 1,7 (1,6; 1,8) 0,6 (0,3; 1,0) 0,3 (0,04; 0,4) 0,2 (0,05; 0,3) 0,3 (0,2; 0,4)
Т 1,6 (0,4; 1,6) 0,3 (0,2; 0,4) 0,2 (0,07; 0,3) 0,1 (0,04; 0,3) 0,3 (0,2; 0,34)
П 1,6 (1,4; 1,7) 0,3 (0,2; 0,32) 0,08 (0,04; 0,2) 0,1 (0,04; 0,2) 0,03 (0,1; 0,34)
3 ч Д 1,6 (1,5; 1,7) 1,3 (0,7; 1,5) 0,3 (0,25; 0,4) 0,2 (0,16; 0,3) 0,3 (0,2; 0,36)
Т 1,6 (1,3; 1,7) 0,8 (0,4; 1,3) 0,1 (0,11; 0,3) 0,06 (0,04; 0,08) 0,2 (0,1; 0,24)
П 1,4 (1,3; 1,6) 0,3 (0,2; 0,9) 0,1 (0,06; 0,2) 0,1 (0,05; 0,11) 0,23 (0,2; 0,3)
6 ч Д 1,65 (1,4; 1,7) 1,1 (0,9; 1,4) 0,6 (0,5; 0,7) 0,2 (0,08; 0,21) 0,3 (0,2; 0,5)
Т 1,6 (1,2; 1,6) 0,5 (0,4; 1,6) 0,2 (0,12; 0,7) 0,2 (0,06; 0,3) 0,4 (0,2; 0,5)
П 1,7 (1,4; 1,73) 0,7 (0,3; 1,3) 0,5 (0,1; 0,53) 0,15 (0,03; 0,16) 0,3 (0,09; 0,5)
1 сут Д 1,5 (1,4; 1,7) 0,5 (1,4; 1,7) 0,5 (0,4; 0,53) 0,2 (0,1; 0,3) 0,6 (0,3; 0,8)
Т 1,5 (1,4; 1,6) 1,5 (0,9; 1,6) 0,6 (0,3; 0,9) 0,2 (0,18; 0,3) 0,5 (0,3; 0,51)
П 1,5 (1,2; 1,7) 1,4 (0,6; 1,6) 0,2 (0,14; 0,3) 0,1 (0,07; 0,2) 0,3 (0,2; 0,5)
3 сут Д 1,5 (1,4; 1,7) 1,4 (0,8; 1,6) 0,4 (0,2; 0,6) 0,2 (0,1; 0,23) 0,4 (0,24; 0,5)
Т 1,5 (1,3; 1,6) 1,3 (0,7; 1,5) 0,5 (0,3; 0,6) 0,3 (0,2; 0,4) 0,3 (0,2; 0,4)
П 1,3 (1,2; 1,4) 0,5 (0,2; 0,9) 0,1 (0,04; 0,2) 0,1 (0,07; 0,2) 0,2 (0,19; 0,3)
5 сут Д 1,5 (1,3; 1,6) 0,62 (0,6; 0,7) 0,28 (0,2; 0,3) 0,12 (0,1; 0,2) 0,36 (0,3; 0,4)
Т 1,7 (1,5; 1,77) 0,5 (0,4; 0,6) 0,2 (0,19; 0,23) 0,12 (0,1; 0,15) 0,29 (0,2; 0,3)
П 1,0 (0,8; 1,4) 0,4 (0,37; 0,5) 0,17 (0,1; 0,2) 0,15 (0,1; 0,2) 0,3 (0,21; 0,4)
7 сут Д 1,5 (1,49; 1,6) 0,7 (0,6; 0,14) 0,24 (0,1; 0,3) 0,6 (0,04; 0,2) 0,3 (0,23; 0,4)
Т 1,4 (1,38; 1,5) 0,5 (0,1; 0,6) 0,1 (0,09; 0,25) 0,1 (0,04; 0,14) 0,2 (0,11; 0,3)
П 0,9 (0,8; 1,1) 0,2 (0,15; 0,4) 0,08 (0,06; 0,25) 0,1 (0,02; 0,17) 0,2(0,1; 0,3)
Посттравматический период с введением аргинина
6 ч Д 1,6 (1,5; 1,7) 1,5 (1,2; 1,7)' 0,4 (0,3; 0,5)' 0,2 (0,1; 0,3) 0,3 (0,2; 0,4)
Т 1,6 (1,3; 1,7) 1,3 (1,1; 1,4) 0,4 (0,3; 0,5) 0,2 (0,16; 0,3) 0,24 (0,2; 0,3)
П 1,4 (1,0; 1,7) 1,0 (0,9; 1,5) 0,3 (0,2; 0,4) 0,2 (0,15; 0,23) 0,3 (0,2; 0,32)
1 сут Д 1,7 (1,6; 1,8) 1,2 (1,0; 1,6) 0,3 (0,04; 0,4)' 0,2 (0,05; 0,3) 0,3 (0,2; 0,4)
Т 1,6 (0,4; 1,64) 1,2 (0,2; 1,4) 0,2 (0,07; 0,3)'' 0,1 (0,04; 0,3) 0,3 (0,2; 0,34)
П 1,5 (1,4; 1,7) 0,3 (0,2; 0,32)'' 0,08 (0,04; 0,2) 0,1 (0,03; 0,2) 0,3 (0,1; 0,34)
Примечание. Д — двенадцатиперстная кишка; Т — тощая кишка; П — подвздошная кишка.
Достоверность различий по сравнению с контролем: — р < 0,05; — р < 0,01; — р < 0,001.
Достоверность различий по сравнению с группами травмированных животных без введения аргинина: " — р < 0,05; — р < 0,01.
ром, отражающим процессы пищеварения в целом. зи с клеточной мембраной; пятая проба (Г) отража-
Пристеночное пищеварение изучали методом сту- ет активность внутриклеточной фракции фермента
пенчатой десорбции данного фермента [4], принцип [4]. Содержание ВНиСММ исследовали отдельно в
которого основан на сравнении амилолитической плазме и на эритроцитах крови воротной вены по
активности пяти проб, взятых с фрагмента слизи- методике М. Я. Малаховой [2].
стой оболочки тонкой кишки. Первая проба (С) от- Во второй серии экспериментов перед модели-
ражает активность панкреатической а-амилазы рованием тупой травмы сердца и в течение всего
межворсинчатых пространств и характеризует по- посттравматического периода животные получали
лостное пищеварение; последующие три пробы (Д^ Ь-аргинин энтерально в виде водного раствора в
Д2, Дз) указывают на динамику десорбции у-амилазы дозе 250 мг/кг/сут. [5]. Изучали пищеварительную
щеточной каймы и характеризуют прочность ее свя- функцию слизистой оболочки тонкой кишки, пока-
затели системной эндотоксемии вышеперечисленными методами в наиболее «критических» исследовательских точках (6 часов и 1 сутки).
Статистическую обработку результатов исследования выполняли на персональном компьютере с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.0. Рассчитывали следующие показатели: среднее значение (М), стандартное отклонение (5), медиану (Ме), нижний (LQ25) и верхний (HQ75) квартили. Характер распределения данных проводили по статистическим критериям Шапиро — Уилка. В связи с неравномерным распределением данных животных контрольной и опытных групп использовали методы непараметрической статистики с расчетом критерия Манна-Уитни для сравнения двух независимых групп. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимали равным 0,05 [12].
Результаты исследования. В различные сроки посттравматического периода (табл. 1) отмечали статистически значимое увеличение активности суммарной полостной фракции а-амилазы всех отделов кишки по сравнению с контролем: через 3 часа после травмы — на 48 %, через 6 часов — на 58 %, через сутки — на 45 %. В исследовательской точке 3 часа посттравматического периода наблюдали достоверное увеличение (по сравнению с контролем) активности средне- и труднодесорбируемых фракций двенадцатиперстной кишки на 64 и 100 % соответственно. Через 6 часов после травмы отмечали повышение суммарной активности среднедесор-бируемой фракции амилазы на 140 % относительно контрольных значений. Повышение суммарной активности всех пристеночных фракций амилазы было выявлено к концу первых суток после травмы и отличалось от контрольных показателей: легкоде-сорбируемой фракции — на 79 %, среднедесорбиру-емой — на 160 % и труднодесорбируемой — на 67 %. В последующие сроки посттравматического периода (3, 5, 7 суток) по всем изучаемым показателям статистически значимых различий между контрольной и опытными группами не наблюдали.
В группах животных, получавших аргинин, изменялась суммарная активность полостной фракции а-амилазы через 6 часов и одни сутки после травмы, значения показателя отличались от контрольных на 44 и 50 % соответственно. Различия с контролем в отношении десорбируемых фракций у-амилазы достигали статистически значимого уровня к концу 6-го часа: суммарная активность фракции Д1 увеличилась на 52 %, Д2 — на 120 % и Д3 — на 114 %. Через 6 часов после травмы в группе животных, получавших аргинин, активность легкодесорбируемой фракции у-амилазы двенадцатиперстной кишки увеличилась на 36 %, однако активность фракции Д2 данного отдела кишки снизилась на 67 % относительно тех же показателей группы травмированных животных без введения аргинина. Прирост суммарной активности полостной фракции а-амилазы сохранялся к концу первых суток посттравматического периода и отличался от показателей контроля на 50 %. Активность десорбируемой фракции у-амилазы (Д1) относительно контрольных значений показателя в этой исследовательской точке у животных, получавших аргинин, увеличивалась только в тощем отделе тонкой кишки. При сравнении показателей активности амилазы в группах травмированных животных с введением аргинина и без него в этой исследовательской точке было отмечено снижение активности фракций Д2 и Г на 60 и 100 % соответственно, Д2
и Г тощей кишки на 200 и 67 % соответственно, Д1 подвздошной кишки на 367 % относительно показателей активности амилазы животных без введения аргинина.
Достоверный прирост содержания ВНиСММ на эритроцитах крови воротной вены, отличающийся от контроля на 50 % (табл. 2), наблюдали уже через 3 часа после моделирования ушиба сердца. В исследовательской точке 6 часов посттравматического периода отмечали увеличение содержания эндотоксинов воротной вены в плазме и на эритроцитах на 46 и 59 % соответственно. Через сутки после травмы было зарегистрировано повышение содержания ВНиСММ в плазме и на эритроцитах как воротной (на 80 и 100 % соответственно), так и нижней полой (на 23 и 98 % соответственно) вен. Через 5 суток после травмы прирост ВНиСММ отмечали в плазме и на эритроцитах нижней полой вены (на 45 и 73 % соответственно). Качественный состав ВНиСММ в плазме крови и на эритроцитах воротной и нижней полой вен характеризовался значительным увеличением доли катаболической составляющей на длинах волн 238 — 266 нм в 1,5 — 2 раза по сравнению с контролем.
После введения аргинина уровень ВНиСММ в крови воротной вены увеличивался через 6 часов
Таблица 2
Содержание ВНиСММ (усл. ед.) в плазме и на эритроцитах крови воротной и нижней полой вен в посттравматическом периоде ушиба сердца,
Ме HQ)
Этапы экспери- мента ВНиСММ
Плазма % Эритроцитарная масса %
Конт- роль ВВ 5,52 (5,37; 5,64) 100 3,99 (2,82; 4,28) 100
НПВ 5,27 (5,11; 5,38) 100 3,62 (2,74; 4,13) 100
Посттравматический период
3 ч ВВ 5,56 (5,47; 5,66) 101 6,08 (5,38; 6,46) 152
НПВ 5,35 (5,24; 5,46) 102 3,63 (3,06; 3,87) 100
6 ч ВВ 8,25 (8,18; 8,92) 146 6,33 (5,88; 6,88) 159
НПВ 5,34 (5,3; 5,54) 101 3,63 (2,74; 4,12) 100
1 сут ВВ 9,48 (9,30; 9,88) 180 7,98 (7,54; 8,34) 200
НПВ 6,49 (5,54; 7,76) 123 7,17 (4,42; 8,54) 198
3 сут ВВ 5,53 (5,41; 5,82) 100 4,23 (3,12; 4,41) 106
НПВ 5,4 (5,34; 5,68) 102 4,03 (3,23; 5,25) 111
5 сут ВВ 5,53 (5,47; 5,73) 100 4,05 (3,1; 4,48) 102
НПВ 7,66 (6,57; 8,46) 145 6,28 (5,42; 6,42) 173
7 сут ВВ 5,68 (5,40; 5,94) 103 3,99 (2,92; 4,48) 100
НПВ 5,48 (5,08; 5,74) 104 3,96 (3,23; 4,48) 109
Посттравматический период с введением аргинина
6 ч ВВ 8,79 (8,22; 10,08) 159 6,41 (6,01; 6,74) 161
1 сут ВВ 6,01 (5,31; 6,53)"' 109 4,11 (3,57; 4,44)''' 103
НПВ 5,63 (5,03; 5,71) 107 4,02(3,23; 4,5)''' 111
5 сут НПВ 5,56 (4,93; 5,68)''' 106 3,96 (3,23; 4,51)''' 109
Примечание. ВВ — воротная вена; НПВ — нижняя полая вена. Достоверность различий по сравнению с контролем:
— р < 0,01; — р < 0,001. Достоверность различий по сравнению с группами травмированных животных без введения аргинина: — р < 0,001.
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (118) 2013 МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ
МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (118) 2013
после травмы (на 59 % в плазме и на 61 % на эритроцитах). В последующие сроки статистически значимого изменения количества токсинов в крови относительно контрольных показателей не наблюдали. При сравнении показателей эндогенной интоксикации групп травмированных животных без введения аргинина и групп животных, получавших аргинин, у последних имело место статистически значимое снижение содержания ВНиСММ: к концу первых суток — на 58 % в плазме и на 94 % на эритроцитах в крови воротной вены, а также на 79 % на эритроцитах крови нижней полой вены; через 5 суток — на 38 % в плазме и на 59 % на эритроцитах крови нижней полой вены.
Обсуждение результатов. Прогрессивное нарастание активности полостной фракции а-амилазы можно объяснить преобладанием парасимпатической иннервации поджелудочной железы и тонкой кишки, что связано с раздражением блуждающих нервов при тупой травме груди. При подобной трактовке результаты настоящего исследования согласуются с данными, полученными на той же экспериментальной модели и свидетельствующими о доминировании парасимпатических влияний на работу сердца в условиях его тупой травмы [1]. Повышение активности пристеночных фракций у-амилазы может указывать на нарушение прочности связи фермента со щеточной каймой и в целом о разобщении процессов полостного и пристеночного пищеварения вследствие ишемии кишечника в рамках синдрома малого сердечного выброса [1] и реперфузии с повреждением стенки тонкой кишки свободными радикалами, последующим повышением ее проницаемости и формированием энтероэндотоксемии [3, 4]. Увеличение доли катаболической составляющей ВНиСММ в крови воротной вены — следствие нарушения кишечного барьера и проникновения в кровоток эндотоксинов, образовавшихся в результате ишемии, гипоксии, воздействия свободных радикалов, бактериальных токсинов и продуктов про-теолиза [2, 3].
О повреждении энтероцитов в первые часы после травмы в группах животных, получавших аргинин, свидетельствует повышение активности десорбируемых фракций у-амилазы всех отделов тонкой кишки. Увеличение содержания ВНиСММ в крови воротной вены указывает на повышенное образование их в кишечнике и транслокацию через кишечный барьер [4]. Такие патологические изменения можно объяснить развитием в первые часы после травмы циркуляторной гипоксии вследствие артериальной гипотензии и малом сердечном выбросе. Поступление в организм аргинина как донора оксида азота стимулирует его образование [6]. Однако в условиях дефицита кислорода блокируется NO-синтазный механизм и активируется ни-тритредуктазный, мощность которого значительно превосходит первый [8, 9]. Избыток оксида азота в совокупности с образованием супероксидных ани-онрадикалов индуцирует образование высокореакционного пероксинитрита. Под действием свободных радикалов происходит активация апоптоза и некроза. Высокие дозы оксида азота угнетают сократительную функцию миокарда, вызывают мощную вазодилатацию [8, 9]. При восстановлении активности NO-синтаз уровень оксида азота приближается к физиологическому уровню — и осуществляется его протекторная функция. Последняя может быть реализована повышением синтеза белков теплового шока, анаболическим действием соматотропного
гормона, усилением трофики слизистой оболочки тонкой кишки и гепатоцитов при умеренной вазо-дилатации и нормализации реологических свойств крови [7]. Отражением протективной роли оксида азота в эксперименте к концу первых суток пост-травматического периода является снижение активности маркеров повреждения тонкой кишки (пробы Д1, за исключением тощей кишки), Д2 и Д3), а также уменьшение выраженности энтероэндотоксемии (содержания ВНиСММ в крови воротной и нижней полой вен). Последнее указывает на уменьшение образования ВНиСММ в кишечнике и транслокации их через кишечный барьер.
Заключение. Введение аргинина травмированным животным сопровождается фазными изменениями: в течение первых 6 часов после травмы в условиях избыточного синтеза оксида азота препарат вызывает дополнительное повреждение тонкой кишки, а в условиях нормализации кислородзависи-мых синтаз, что происходит к концу первых суток посттравматического периода, оказывает протекторное действие.
Библиографический список
1. Корпачева, О. В. Генез системных сдвигов гемодинамики при ушибе сердца / О. В. Корпачева, В. Т. Долгих // Анестезиология и реаниматология. — 2008. — № 6. — С. 75 — 78.
2. Малахова, М. Я. Эндогенная интоксикация как отражение компенсаторной перестройки обменных процессов в организме / М. Я. Малахова // Эфферентная терапия. — 2000. — Т. 6, № 4. - С. 3-14.
3. Храмых, Т. П. Патогенез интоксикации при геморрагической гипотензии / Т. П. Храмых, В. Т. Долгих // Общая реаниматология. — 2008. — № 5. — С. 36-39.
4. Храмых, Т. П. Функциональные изменения слизистой оболочки тонкой кишки при геморрагической гипотензии / Т. П. Храмых, В. Т. Долгих // Политравма. — 2007. — № 3. — С. 55 — 58.
5. Duggan, Ch. Protective nutrients and functional foods for the gastrointestinal tract / Ch. Duggan, J. Cannon, A. Walker // Clinical Nutrition. — 2002. — Vol. 75. — P. 789 — 808.
6. Малкоч, А. В. Физиологическая роль оксида азота в организме / А. В Малкоч, В. Г. Майданник, Э. Г. Курбанова // Нефрология и диализ. — 2000. — Т. 2, № 1 — 2. — С. 129— 135.
7. Сайфутдинов, Р. Г. Роль оксида азота при заболеваниях внутренних органов / Р. Г. Сайфутдинов // Вестник современной клинической медицины. — 2009. — Т. 2, № 3. — С. 48 — 53.
8. Реутов, В. П. Медико-биологические аспекты циклов оксида азота и супероксидного анион-радикала / В. П. Реутов // Вестник РАМН. — 2000. — № 4. — С. 35 — 41.
9. Ванин, А. Ф. Оксид азота в биомедицинских исследованиях / А. Ф. Ванин // Вестник РАМН. — 2000. — № 4. — С. 3 — 5.
10. Международные рекомендации по проведению медико-биологических исследований с использованием животных. Основные принципы // Ланималогия. — 1993. — № 1. — С. 29.
11. Пат. 37427 Российская Федерация, МПК 7 G 09B9/00. Способ моделирования ушиба сердца у мелких лабораторных животных (полезная модель) / Долгих В. Т., Корпачева О. В., Ершов А. В. ; патентообладатель Омская государственная медицинская академия. — № 2003133897/20 ; заявл. 24.11.03 ; опубл. 20.04.04, Бюл. № 11. — 3 с.
12. Халафян, А. А. STATISTICA 6. Статистический анализ данных / А. А. Халафян. — М. : Бином-Пресс, 2007. — 508 с.
ВЕРБИЦКАЯ Валерия Сергеевна, аспирантка кафедры патофизиологии с курсом клинической патофизиологии.
Адрес для переписки: 644043, г. Омск, ул. Ленина, 12.
Статья поступила в редакцию 04.04.2013 г.
© В. С. Вербицкая

Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-arginina...

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Если в кафе есть вентиляция можно ли курить
Введите код:
Популярные новости
Болит пятка подошвенный фасцит
Какой антибиотик применять при наличии в кишечнике бактерии хеликобактер?

Текст научной работы на тему "ВЛИЯНИЕ АРГИНИНА НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ТОНКОЙ КИШКИ В ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОМ ПЕРИОДЕ УШИБА СЕРДЦА". Научная статья по

Как быстро вылечеть зрение еленной малешевой
Состав и значение печени

"Современная медицина открыла так много новых болезней, что махнула рукой на старые". А.Васильев Кровяное давление - давление

Алкоголизм лечение в липецке у экстрасенсов