02 April 2015

Психология диабет 2 типа

Медицинские науки

УДК 616.379-008.64-092.12 ʺ312ʺ (045)

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ 2 ТИПА

Усова С.В. 1, Родионова Т.И. 1

1. ГБОУ ВПО «Саратовский Государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского Минздрава России»

Резюме  |     |    PDF (193 K)   |   Дата публикации: 25.12.2014

Сахарный диабет (СД) является одним из наиболее распространенных и опасных заболеваний во всех без исключения странах мира [22]. Еще 20 лет назад численность больных СД в мире не превышала 130 млн. человек. Сегодня по всему миру только по обращаемости насчитывается 366 млн. больных СД, т.е. около 7% всего населения. При этом около половины всех больных диабетом приходится на наиболее активный трудоспособный возраст 40-59 лет. Учитывая темпы распространения этого заболевания, эксперты Всемирной Диабетической Федерации (ВДФ) прогнозируют, что количество больных СД к 2030 г. увеличится в 1,5 раза и достигнет 552 миллионов человек, т.е. данному заболеванию будет подвержен каждый десятый житель нашей планеты [10]. Численность населения с «метаболическим синдромом» и ожирением увеличивается в геометрической прогрессии и на сегодняшний день составляет более 400 млн. человек, а к 2030 г. достигнет 800 млн. человек. Данный факт подтверждает то, что именно из этой группы «условно здоровых» людей количество больных сахарным диабетом ежегодно увеличивается на 15% [10].

Сахарный диабет 2 типа (СД2) характеризуется наличием длительной асимптоматичной доклинической стадией развития, которая зачастую остается нераспознанной из-за отсутствия каких-либо видимых проявлений. Ко времени установления диагноза «сахарный диабет» более чем у половины пациентов уже имеется одно или более осложнений [38]. Так, например, частота ретинопатии на момент установления диагноза колеблется от 20% до 40% [55,57]. Поскольку ретинопатия развивается по мере увеличения продолжительности диабета, предполагается, что диабет 2 типа может возникнуть даже за 12 лет до установления клинического диагноза [38].

Число недиагностируемых случаев СД2 среди имеющих его лиц колеблется от 30% до 90%. В целом данные, полученные в различных странах, даже таких несхожих, как, например, Монголия [57] и Австралия [36], свидетельствуют о том, что на каждого человека с выявленным диабетом приходится еще один с недиагностированным заболеванием того же типа. В некоторых странах относительная частота недиагностированного диабета еще выше. Например, на островах Тонга она достигает 80% [32], а в Африке - 60-90% [26,28,43]. В то же время в США невыявленными остаются только 30% случаев диабета [38].

Создание в РФ государственного регистра больных сахарным диабетом (ГРСД) позволило получить объективную информацию об эпидемиологической ситуации в отношении заболевания в нашей стране [1]. На 31 декабря 2012 г по данным ГРСД в России зарегистрировано 3,779 млн. больных сахарным диабетом [11] (табл. 1).

Как и во всем мире в России также наблюдается увеличение численности больных СД, в основном за счет лиц, страдающих СД2 [10]. Средняя продолжительность их жизни составляет 72,6 лет, среднемноголетние показатели заболеваемости и смертности - 239,4 и 54,8 на 100 тыс. населения соответственно. В настоящее время фактическая распространенность осложнений СД2 превышает регистрируемую практически в 2 раза, а у 40-55% больных указанные осложнения своевременно не выявляются [1,17].

Таблица 1

Число больных сахарным диабетом в России

по данным Государственного регистра на 31.12.2012 г.

Тип СД

Дети

Подростки

Взрослые

Всего

СД 1

19 548

9 942

296 253

325 743

СД 2

394

332

3 452 954

3 453 680

Итого

 

 

 

 

Сахарный диабет может возникнуть в любом возрасте, характеризуется ранней инвалидизацией и высокой смертностью из-за развития тяжелых осложнений, что ставит СД в ряд заболеваний с высокой социальной значимостью. Несмотря на то, что в диабетологии достигнуты значительные успехи в отношении тактики лечения и предупреждения осложнений заболевания, диабет остается серьезной проблемой современности еще и потому, что оказывает выраженное негативное влияние на все стороны повседневной жизни пациентов [22].

СД2 типа характеризуется прогрессивным повышением концентрации глюкозы в плазме крови с течением времени, что приводит к поражению отдельных органов в условиях поддающейся контролю гипергликемии [8]. Особенностью СД2 является повышенный уровень инсулина в крови (в пределах нормы или даже выше), но ткани организма теряют к нему чувствительность либо сам гормон по разным причинам находится в «нерабочем» состоянии. Существует также вариант не абсолютной, а относительной недостаточности секреции инсулина - поджелудочная железа вырабатывает инсулина слишком мало. Как правило, диагноз СД2 ставят в 85-90% случаев сахарного диабета. Этим типом диабета болеют преимущественно люди после 40 лет, около 80% таких больных страдают ожирением. В большинстве случаев при СД2 пациенты не нуждаются в регулярных инъекциях инсулина и могут контролировать свое состояние, соблюдая диету, занимаясь физкультурой и принимая сахароснижающую терапию [21].

Развитие СД2 среди детей и подростков - новая проблема XXI века. Основными факторами риска развития СД2 у детей и подростков являются избыточная масса тела, избыточное калорийное питание (fast food), гиподинамия, наслаивающиеся на периоды гормональной перестройки (препубертаный и пубертартаный), а также наличие СД2 у родителей [10].

Влияние сахарного диабета 2 типа и его осложнений на качество жизни пациентов

Сахарный диабет сопровождается целым рядом серьезных осложнений, которые существенно ухудшают качество жизни больных и приводят к преждевременной смерти [8]. В связи с этим в последние десятилетия все шире применяется нетрадиционный подход к оценке эффективности медицинской помощи при различных заболеваниях, основанный на оценке качества жизни (КЖ), в том числе связанного со здоровьем. Методы его оценки активно изучаются, валидируются и апробируются во многих экономически развитых странах [7,20]. Так как любая хроническая патология оказывает непосредственное влияние на личность больного, скорее всего такое сложное соматическое заболевание, как сахарный диабет, также оказывает влияние на личностные особенности человека и что существенно отражается на качестве жизни пациента [4,18,19,24].

Общепризнано, что КЖ является многомерным понятием, отражая влияние заболевания и результаты лечения на физическое, эмоциональное и социальное благополучие больного, а в некоторых случаях экономические и духовные аспекты его функционирования [20].

В ряде исследований [5,34,45,58] доказано, что отношение к болезни связано как с клиническими характеристиками заболевания, так и с психологическим благополучием пациента. Пациенты с СД 1 типа (СД1) и СД2, несмотря на общность некоторых характеристик заболевания, имеют существенные различия по возрасту, целому ряду клинических особенностей (масса тела, сопутствующая патология), а также по терапевтическим подходам.

К примеру, молодой человек с СД 1 типа, сталкиваясь с серьезным пожизненным заболеванием, оказывается в трудной психологически ситуации, которая определяется его молодостью, психологической незрелостью. Иными словами, молодой человек еще не сформировался как личность, а наличие серьезной болезни становится страшной угрозой его будущему [5]. Вместе с тем диабет субъективно опасен также и для самооценки, т.к. наличие выраженного негативного отличия себя от окружающих (ровесников) нередко приводит к развитию чувства неполноценности [53,56,60]. В связи с этим молодому пациенту с диабетом ради сохранения психологического благополучия необходимо приложить значительные усилия для выработки такого отношения к болезни, которое позволило бы субъективно минимизировать угрозу с ее стороны. В качестве такого отношения и выступает восприятие СД как образа жизни, а не как болезни [5].

При сахарном диабете 2 типа психологическая картина несколько меняется. Болезнь возникает в уже значительно позднем возрасте, к которому многие люди уже имеют ряд других хронических заболеваний, например, сердечно-сосудистые и др. В связи с этим диабет уже не является той единственной и наиболее серьезной проблемой, а становится одной из трудностей, которую необходимо преодолевать и, следовательно, не вызывает таких психологических особенностей, как в молодом возрасте. Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что у немолодого человека меньше ресурсов для психологического преодоления болезни. Пациенты с СД2 относятся к своему заболеванию не как к «образу жизни», а как к болезни. Их отношение к самому СД, его симптомам и лечению является в целом более негативным, чем у молодых пациентов с СД1 [5]. К тому же старение негативно влияет на качество жизни, как в физическом, так и психическом аспекте, что может маскироваться более частым ожирением в молодом возрасте и при небольшой длительности сахарного диабета [9]. Одновременно со старением организма на снижение качества жизни при СД2 существенное влияние оказывает коморбидность [14]. В 60 % случаев причиной смерти больных СД2 являются кардиоваскулярные и в 10% цереброваскулярные расстройства. Артериальной гипертонией страдают до 80% больных. У них значительно увеличен риск преждевременной смерти и на 1/3 короче продолжительность жизни. Возникновение и распространенность ишемической болезни сердца (ИБС) в 2-4 раза, риск развития острого инфаркта миокарда (ОИМ) в 6-10 раз и мозговых инсультов в 4-7 раз у больных СД2 выше, чем у больных без него [6].

Таким образом, отношение к болезни является одним из существенных факторов, определяющих качество жизни, психологическое и эмоциональное состояние пациентов. Негативное отношение к сахарному диабету, неустойчивое эмоциональное состояние приводит к неспособности пациента психологически адекватно оценить и перебороть сложившуюся ситуацию в условиях болезни. Длительный период времени больной воспринимает СД, как пожизненную угрозу, которую невозможно устранить в силу характера заболевания и которая обязательно приведет к тяжелым последствиям. Подобное восприятие жизненной ситуации неминуемо приводит к ухудшению эмоционального состояния, сопровождающегося ростом тревоги и депрессией [5,45].

По данным ряда исследований частота встречаемости тревожно-депрессивных расстройств у больных СД вдвое больше, чем у соматически здоровых лиц и значимо выше, чем у пациентов страдающих другими видами хронической соматической патологии [12,50]. Сочетание основного заболевания и депрессии не только снижает качество жизни больных [51], но и предрасполагает к развитию, связанных с ними осложнений [40,54]. Кроме того, негативное отношение к заболеванию усугубляет восприятие себя как больного человека [5,45].

На сегодняшний день изучение КЖ приобретает все большее значение в оценке результатов лечения СД [22]. Согласно определения Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) КЖ рассматривается как «способ жизни в результате комбинированного воздействия факторов, влияющих на здоровье, счастье, включая индивидуальное благополучие в окружающей среде, удовлетворительную работу и образование, социальный успех, а также свободу, возможность свободных действий, справедливость и отсутствие какого-либо угнетения» [7,48]. Группой экспертов ВОЗ выработаны основополагающие критерии оценки качества жизни [62]:

  • «физические (сила, энергия, усталость, боль, дискомфорт, сон, отдых);
  • психологические (положительные эмоции, мышление, обучение, концентрация, самооценка, переживания);
  • уровень независимости (повседневная активность, работоспособность, зависимость от лекарств и лечения);
  • социальная жизнь (личные взаимоотношения, общественная ценность субъекта, сексуальная активность);
  • окружающая среда (быт, благополучие, безопасность, доступность и качество медицинской и социальной помощи, обеспеченность, экология, возможность обучения, доступность информации);
  • духовность (религия, личные убеждения).

К факторам, влияющим на КЖ при сахарном диабете относятся [22]:

  • ограничения в питании (самый уязвимый компонент КЖ) [52];
  • требования по самоконтролю и лечению, нередко возлагающие на пациента большую нагрузку (затраты времени, высокое психологическое напряжение, связанное с необходимостью непрерывного контроля СД, невозможность «каникул» в лечебном процессе);
  • непрекращающаяся угроза осложнений, провоцирующая возникновение тревоги и депрессии, а в дальнейшем, при условии их развития, значительное снижение способности пациента к функционированию в повседневной жизни;
  • боязнь гипогликемии, ведущая, помимо снижения эмоционального благополучия, к ограничениям физической активности;
  • трудности общения, связанные со страхом отвержения со стороны окружающих, опасениями потерять работу, внутрисемейными проблемами и т.д.;
  • финансовое бремя лечения, которое ложится не только на систему здравоохранения, но в значительной степени на самого пациента и его семью».

В связи с тем, что для сахарного диабета (СД) характерно не только многообразие клинических проявлений, но и наличие тяжелых последствий заболевания [3,13,15,18,19,23], снижающих КЖ человека. К тому же СД часто сопутствует депрессивная симптоматика [27]. Зачастую депрессии для больных диабетом являются более сильной предпосылкой таких медицинских исходов, как госпитализация и смертность, чем физические и метаболические факторы, наличие осложнений, индекс массы тела и уровень гликированного гемоглобина [49].

Таким образом, уровень качества жизни является одним из определяющих фактором в способности пациента управлять своим заболеванием и повседневным благополучием в физической, психологической и социальной жизни, что особенно важно для детей и подростков, которым предстоит прожить диабетом еще много лет [2].

Тщательное исследование ущерба в этих сферах функционирования представляет собой обсуждение с пациентом личной стороны жизни с диабетом, выяснение того, как заболевание вторгается в его жизнь [46]. Обычно пациенты с СД 2 типа имеют низкий уровень социального функционирования, личностные особенности, предрасполагающие к невротизации, испытывают признаки социального стресса. У них более выражены показатели тревоги и депрессии: напряжение, страхи, интеллектуальные нарушения, сердечно-сосудистые, респираторные, гастроинтестинальные, мочеполовые, вегетативные симптомы, работоспособность и активность, заторможенность, общие соматические симптомы, генитальные симптомы, ипохондрия [11,12].

Опросники для оценки качества жизни больных сахарным диабетом

Для оценки качество жизни и его составляющих применяются специально разработанные в соответствии с четко определенными критериями опросники. Перед применением в клинической работе они проходят тщательную проверку по своим психометрическим свойствам [22]:

  • «валидность (validity) - способность опросника оценивать заявленную в названии характеристику (например, именно КЖ, а не какие-либо аспекты физического функционирования или эмоционального благополучия), т.е. валидность показывает, в какой степени инструмент измеряет именно то, для измерения чего он предназначен;
  • надежность (reliability) - способность опросника давать постоянные и точные измерения при прочих одинаковых условиях;
  • чувствительность (responsivness) - способность опросника регистрировать достоверные изменения в соответствии с изменением состояния респондента, например, в процессе лечения».

Во многих работах по исследованию КЖ использовался широко известный опросник SF-36 и его варианты: SF-12, SF-20, а также EuroQoL (EuroQ5D). Результаты исследований, полученные по данным опросникам трактовалось, как качество жизни, связанное со здоровьем [22]. Однако по мнению Bradley С. вышеуказанные инструменты позволяют оценить лишь субъективное состояние здоровья, или «качество здоровья» (quality of health). Т.е. с помощью EuroQoL и SF-36 пациенты отмечали отсутствие изменений не в КЖ, а в состоянии своего здоровья. Поэтому Bradley С. выступил против того, чтобы называть полученные результаты КЖ, считая это понятие более широким [30].

За последние 20 лет было создано достаточно много опросников, позволяющих оценить различные аспекты КЖ при сахарном диабете: Diabetes Care Profile (DCP), Diabetes Health Profile (DHP-1, DHP-18), Diabetes Impact Measurement Scales (DIMS), Diabetes Treatment Satisfaction Questionnaire; Diabetic Foot Ulcer Scale (DFS); EuroQoL,  The World Health Organization Quality of Life Instruments (The WHOQOL-100 и WHOQOL-Brief); Medical Outcomes Study 36-Item Short Form Health Survey - SF-36,  Nottingham Health Profile - NHP; Renal Dependent Quality of Life (RDQoL); Renal Treatment Satisfaction Questionnaire (RTSQ); Retinopathy Treatment Satisfaction Questionnaire (RetTSQ); Retinopathy-Dependent Quality of Life Questionnaire (RetDQoL); The Appraisal of Diabetes Scale (ADS); The Audit of Diabetes-Dependent Quality of Life (ADDQoL); The Diabetes Quality of Life Measure (DQOL); The Diabetes-Specific Quality of Life Scale (DSQOLS); The Neuropathy and Foot Ulcer-specific Quality of Life Instrument; The Problem Areas in Diabetes Scale; The Questionnaire on Stress in Patients with Diabetes - Revised (QSD-R); The Schedule for the Evaluation of Individual Quality of Life (SEIQoL); The Type 2 Diabetes Symptom Checklist; Well-being Enquiry for Diabetics (WED); Well-being Questionnaire (W-BQ-22 и W-BQ-12) и др. [7,22,29,30].

К сожалению, не все из них адапированы к русскому языку. К тому же для исследования КЖ при диабете не существует так называемого «золотого стандарта», с помощью которого можно было бы всесторонне оценить все стороны функционирования: физического, психологического и социального. Каждый из вышеуказанных опросников предназначен для изучения определенных аспектов КЖ. Выбор того или иного опросника зависит от конкретных задач исследования [22].

Так, у больных СД2 с целью оценки дискомфорта, связанного с интенсивным режимом лечения применяется опросник The Diabetes Quality of Life Measure (DQOL) - Показатель качества жизни при диабете. Он был разработан в 80-х годах XX века для проведения исследований «Diabetes Control and Complications Trial» (DCCT) и до сих пор широко используется в медицинской практике [42].

Для оценки влияния диабета на сферы жизни широко используется опросник The Audit of Diabetes-Dependent Quality of Life (ADDQoL) - Аудит диабет-зависимого качества жизни [29], который состоит из перечня вопросов, охватывающих практически все сферы человека: работа/ карьера, общественная жизнь, семейные взаимоотношения, возможность проведения досуга, свобода путешествий дружба, физическая активность, половая жизнь, беспокойство за свое будущее, мотивация достижения целей, возможность потенциальной потери независимости и удовольствие от еды. В настоящее время используются 2 версии данного опросника, включающие 18 и 19 соответственно.

Для подростков и детей разработаны отдельные версии опросника ADDQoL-Teens и ADDQol-Junior соответственно. Версии опросника ADDQoL-18 и ADDQoL-19 адаптированы к России [16,22].

Для оценки качества жизни при осложнениях диабета по аналогии с ADDQoL были разработаны опросники:

  • Retinopathy-Dependent Quality of Life Questionnaire (RetDQoL) - для оценки КЖ при ретинопатии;
  • Renal Dependent Quality of Life (RDQoL) - для оценки КЖ у больных с поражением почек (терминальная стадия), получающих лечение гемодиализом, перитонеальным диализом или перенесших трансплантацию почек;
  • Diabetic Foot Ulcer Scale (DFS) - Шкала оценки КЖ при поражении нижних конечностей - диабетических язвах стоп [25];
  • The Neuropathy and Foot Ulcer-specific Quality of Life Instrument - опросник специфического КЖ при нейропатии и язвах стоп [59].

Для оценки отдельных аспектов эмоционального и психологического благополучия, беспокойства, связанного со специфическими симптомами, а также удовлетворенностью лечением при СД 2 используются опросники:

  • The Appraisal of Diabetes Scale (ADS) - Шкала оценки диабета - для определения чувств пациента и его отношения к диабету [31];
  • Опросник ATT-39 - для оценки психологической адаптации к диабету [35];
  • The Questionnaire on Stress in Patients with Diabetes - Revised (QSD-R) - опросник для оценки стресса у больных диабетом [41];
  • The Type 2 Diabetes Symptom Checklist - Перечень симптомов при СД 2 типа [37];
  • The Problem Areas in Diabetes Scale - Шкала для оценки проблем, связанных с диабетом - для оценки эмоционального дистресса, характерного для СД2 [57];
  • Diabetes Care Profile (DCP) - Профиль лечения диабета - для оценки психологических и социальных факторов, связанных с диабетом и его лечением [63];
  • Diabetes Health Profile (DHP-1, DHP-18) - Профиль здоровья при диабете, который предназначен для пациентов, находящихся на инсулинотерапии. Он состоит из 3 шкал: психологического дистресса, препятствий для активности, нарушений пищевого поведения [64].

Для оценки благополучия предназначены опросники:

  • Diabetes Impact Measurement Scales (DIMS) - Шкала для оценки влияния диабета, которая состоит из 5 шкал: специфических для диабета симптомов, неспецифических симптомов, благополучия, связанного с диабетом морального состояния, социальной роли [65];
  • Well-being Enquiry for Diabetics (WED) - Опросник благополучия для больных СД - для оценки отдельных аспектов качества жизни: симптомов, дискомфорта, влияния на жизнь и эмоционального благополучия, состоит из 4 шкал и 50 вопросов [66];
  • Well-being Questionnaire (W-BQ-22 и W-BQ-12) - Опросники общего и эмоционального благополучия, отличающиеся по количеству вопросов и позволяющие определить наличие у пациента симптомов тревоги и депрессии, а также общее благополучие. Версия опросника W-BQ-12 валидирована для России [22].

Специфическое качества жизни при СД2 можно оценить с помощью опросников The Diabetes-Specific Quality of Life Scale (DSQOLS) - Шкала диабет-специфического качества жизни, Diabetes-39 Questionnaire (D-39) - Опросник Диабет-39 [22].

Для оценки удовлетворенности лечением при СД 2 С и его поздних осложнениях: ретинопатии и нефропатии используются опросники, разработанные С. Bradley с соавторами:

  • Diabetes Treatment Satisfaction Questionnaire (status version) (1994);
  • The changed version (1999) - DTSQ - Опросник удовлетворенности лечением при диабете;
  • Retinopathy Treatment Satisfaction Questionnaire (RetTSQ) (2005) - Опросник удовлетворенности лечением ретинопатии;
  • Renal Treatment Satisfaction Questionnaire (RTSQ) - для оценки удовлетворенности лечением при терминальной стадии хронической болезни почек.

С целью оценки узких проблемных областей, связанных с СД2, в частности со страхом инъекций у взрослых пациентов, получающих лечение инсулином или гипогликемий используются опросники:

  • Diabetes Fear of Injecting and Self-testing Questionnaire [44],
  • Hypoglycemic Fear Survey [33].

Таким образом, множество существующих опросников для оценки качества жизни подтверждает значимый интерес мирового медицинского сообщества к субъективной картине сахарного диабета 2 типа. Их многообразие диктуется рядом факторов, относящихся к диабету и его лечению, а также широким спектром других аспектов, определяющих полноценность каждой личности в областях физического, психологического и социального функционирования. Выбор того или иного опросника для оценки КЖ больных СД 2 определяется теми задачами, которые ставятся в конкретном исследовании.

Рецензенты:

Чернышкова Е.В., д.соц.н., профессор, заведующая кафедрой иностранных языков ГБОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского» Минздрава России, г. Саратов;

Аникин Л.С., д.соц.н., профессор, заведующий базовой кафедрой социологии коммуникаций и управления «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского», г. Саратов.

Пристатейные списки литературы

1. Аринина Е.Е., Рашид М.А. Анализ «затраты-эффективность» применения саксаглипти-на и других препаратов из класса ингибиторов ДПП-4 в комбинации с метформином для лечения сахарного диабета 2-го типа //Фармакоэкономика. – 2012. - Т5.- №4.- С.9-14.

2. Болотова Н.В., Компаниец О.В., Филина Н.Ю., Николаева Н.В. Оценка качества жиз-ни как составляющая мониторинга состояния детей и подростков с сахарным диабетом 1 ти-па //Сахарный диабет.- 2009.-№3.- С.57-59.

3. Дрыгин А.Н., Пастушенков В.Л., Шустов С.Б. Клинико-лабораторные подходы к диф-ференциальной диагностике сахарного диабета 1-го и 2-го типов //Вестник Российской военно-медицинской академии. – 2010. - Т.1. – С.86–88.

4. Кром И.Л, Андриянова Е.А., Новичкова И.Ю., Чернышкова Е.В. Пространственное измерение инвалидизации в условиях соматических ограничений // Социология медицины. – 2011. – № 1. – С. 54-60.

5. Мотовилин О.Г., Лунякина О.В., Суркова Е.В., Шишкова Ю.А., Мельникова О.Г., Майоров А.Ю. Отношение к болезни пациентов с сахарным диабетом 1 и 2 типа // Сахарный диабет.-2012.-№4.- С.51-58.

6. Мычка В.Б., Горностаев В.В., Чазова И.Е. Сердечно-сосудистые осложнения сахарного диабета 2-го типа //Кардиология.-2002.-Т.42, №4-С.3-77.

7. Новик A.A., Ионова Т.И., Кайнд П. И. Концепция исследования качества жизни в ме-дицине. – СПб: «Элби», 1999. – 140 с.

8. Общее руководство по лечению сахарного диабета 2 типа (Рабочая группа по клиническим руководствам).- Брюссель: Международная диабетическая конференция, 2005.-С.2-80.- www.idf.org.

9. Петров А.В., Грунина Е.А., Стронгин Л.Г. Возрастной аспект качества жизни у жен-щин с сахарным диабетом типа 2 //Клиническая геронтология.- 2010.- Т.16.- № 5-6.- С.22-26.

10. Результаты реализации подпрограммы «Сахарный диабет» Федеральной целевой про-граммы «Предупреждение и борьба с социально-значимыми заболеваниями 2007-2012 гг. /Под ред. И.И. Дедова, М.В. Шестаковой //Сахарный диабет (спецвыпуск).-2013.-С.2-47.

11. Ремизова Е.А., Ширяев О.Ю., Махортова И.С. Взаимосвязь качества жизни и тревож-но-депрессивных проявлений у пациентов с сахарным диабетом и пути оптимизации терапии //Неврологический вестник им. В.М. Бехтерева. – 2011. - Т. XLIII, № 4. - С. 44-46.

12. Ремизова Е.А. Повышение эффективности терапии тревожно-депрессивынх рас-стройств у пациентов с сахарным диабетом: автореф. дисс… канд. мед. наук /14.01.06-психиатрия.-2013, Москва.-22 с.

13. Русаленко М. Г., Мохорт Т. В., Шаршакова Т. М. Сахарный диабет 1-го типа: состояние компенсации и разработка организационных технологий обучения и мониторинга //Вестник ВГМУ. – 2011. – Т. 10. № 2. – С. 120–126.

14. Сатаров Н.А., Исабаева Д.И., Молдобаева М.С. и др. Оценка качества жизни при ко-мобридных состояниях у пожилых больных с сахарным диабетом 2 типа на примере жителей г. Орловка и г. Бишкека //Вестник КГМА им. И.К. Ахунбаева .-2013.-№3.-С.62-68.

15. Седакова Л.В., Карпов С. М., Власова Д. Ю., Францева А. П. Поражение зрительного анализатора и когнитивные расстройства у больных сахарным диабетом 1-го типа //Успехи современного естествознания. – 2013. – № 9. – С. 12 –128.

16. Старостина Е.Г. Биомедицинские и психосоциальные аспекты сахарного диабета и ожирения: взаимодействие врача и пациента и пути его оптимизации: автореф. дисс... д-ра мед. наук .- М., 2003.

17. Сунцов Ю.И., Болотская Л.Л., Маслова О.В., Казаков И.В. Эпидемиология сахарного диабета и прогноз его распространенности в Российской Федерации. Сахарный диабет. -2011.-№1.-С.15-18.

18. Францева А.П., Карпов С.М., Белякова Н.А., Седакова Л.В., Францева В.О., Чичанов-ская Л.В., Шевченко П.П. Состояние зрительного анализатора при использовании препарата «тиогамма» при сахарном диабете 1-го типа //Фундаментальные исследования.–2013.–№ 5(ч. 1). –С.164–167.

19. Францева А.П., Седакова Л.В., Карпов С.М. Нарушение зрительного анализатора при сахарном диабете 1-го типа //Вестник молодого ученого. – 2013. – № 2 (4). – С.21–24.

20. Францева А.П., Карпов С.М., Белякова Н.А., Штемберг Л.В., Муравьев К.А., Осипова Н.А. Оценка качества жизни при сахарном диабете 1-го типа //Кубанский научный меди-цинский вестник.- 2014.- №2(144).-С.114-117.

21. Шалковский А.Г., Купцов С.М., Корсаков И.Н., Атабаева В.Д. Дистанционный мониторинг здоровья пациентов с сахарным диабетом 2 типа //Доктор.ру .- 2013.-№7(85).-С.61-64.

22. Шишкова Ю.А., Сурикова Е.В., Мотовилин О.Г., Майоров А.Ю. Качество жизни при сахарном диабете: определение понятия, современные подходы к оценке, инструменты для исследования //Сахарный диабет.-2011.-№3.- С.70-75.

23. Шустов С. Б., Баранов В. Л., Халимов Ю. Ш. Клиническая эндокринология. – М.: ООО «Мединформ. агентство», 2012. – 632 с.

24. Щукина Е. Г., Бибикова Е. А. Некоторые психологические особенности детей и под-ростков с сахарным диабетом //Экология человека. – 2002. – № 3. – С. 41–43.

25. Abetz L., Sutton M., Brady L., McNulty P., Gagnon D.D. The Diabetic Foot Ulcer Scale (DFS): a quality of life instrument for use in clinical trials //Pract. Diab. Int. –2002. – N 19. – P. 167–175.

26. Amoah AG, Owusu SK, Adjei S. Diabetes in Ghana: a community based prevalence study in Greater Accra. Diabetes Res Clin Pract.-2002.-N56.-P. 197-205.

27. Anderson RJ, Freedland KE, Clouse RE, Lustman PJ. The prevalence of comorbid depression in adults with diabetes: a meta-analysis //Diabetes Care. – 2001. – N 24. – P. 1069-1078.

28. Aspray TJ, Mugusi F, Rashid S, Whiting D, Edwards R, Alberti KG, et al. Essential Non-Communicable Disease Health Intervention Project. Rural and urban differences in diabetes preva-lence in Tanzania: the role of obesity, physical inactivity and urban living. //Trans R Soc Trop Med Hyg .-2000.- N 94.-Р.637-644.

29. Bradley C., Todd C., Gorton T., Symonds E., Martin A., Plowright R. The development of an individualized questionnaire measure of perceived impact of diabetes on quality of life: the ADDQoL //Qual Life Res. – 1999. –N 8. – P.79–91.

30. Bradley С. Importance of Differentiating Health Status from Quality of Life //The Lancet. – 2001. – N 357. – P. 7–8.

31. Carey M.P., Jorgensen R.S., Weinstock R.S., Sprafkin R.P., Lantinga L.J., Carnrike C.L. Jr., Baker M.T., Meisler A.W. Reliability and validity of the appraisal of diabetes scale //J Behav Med. – 1991. – N14. – P.43–51.

32. Colagiuri S, Colagiuri R, Na’ati S, Muimuiheata S, Hussain Z, Palu T. The prevalence of dia-betes in the Kingdom of Tonga. //Diabetes Care.- 2002.- N 25.-Р1378-83.

33. Cox D., Irvine A., Gonder-Frederick L., Nowacek G., Butterfield J. Fear of hypoglycemia: quantification, validation, and utilization //Diabetes Care. – 1987. – N 10. – P. 617–621.

34. Delamater A.M. Quality of Life in Youths With Diabetes. //Diabetes Spectrum. -2000.- N(13).-Р.42-52.

35. Dunn S.M., Smartt H., Beeney L., Turtle J. Measurement of emotional adjustment in diabetic patients: validity and reliability of ATT39 //Diabetes Care. – 1986. – N 9. – P. 480–489.

36. Dunstan DW, Zimmet PZ, Welborn TA, De Courten MP, Cameron AJ, Sicree RA, et al. The rising prevalence of diabetes and impaired glucose tolerance: The Australian Diabetes, Obesity and Lifestyle Study. //Diabetes Care.- 2002.- N 25.-Р.829-34.

37. Grootenhuis P.A., Snoek F.J., Heine R.J., Bouter L.M. Development of a type 2 diabetes symptom checklist: a measure of symptom severity //Diabetic Med. –1994. – N 11. – P. 253–261.

38. Harris MI, Flegal KM, Cowie CC, Eberhardt MS, Goldstein DE, Little RR, et al. Prevalence of diabetes, impaired fasting glucose, and impaired glucose tolerance in U.S. adults. The Third Na-tional Health and Nutrition Examination Survey, 1988-1994. //Diabetes Care.- 1998.- N 21.-Р. 518-524.

39. Harris M.I., Klein R., Welborn T.A., Knuiman M.W. Onset of NIDDM occurs at least 4-7 yr before clinical diagnosis. //Diabetes Care.- 1992.- N15.-Р.815-819.

40. Herder C., Karakas M., Koenig W. Clin Pharmacol Ther. Biomarkers for the prediction of type 2 diabetes and cardiovascular disease. 2011 Jul; 90(1):52-66. doi: 10.1038/clpt.2011.93. //Epub.- 2011 Jun 8.

41. Herschbach P., Duran G., Waadt S., Zettler A., Amm C., Marten-Mittag B. Psychometric properties of the Questionnaire on Stress in Patients with Diabetes–Revised (QSD-R) // Health Psy-chol. – 1997. – N 16. – P. 171–174.

42. Jacobson A.M, de Groot M., Samson J.A. The evaluation of two measures of quality of life in patients with type I and type II diabetes // Diabetes Care. – 1994. – N 17. – P. 267–274.

43. Mbanya J.C., Ngogang J., Salah J.N., Minkoulou E., Balkau B. Prevalence of NIDDM and impaired glucose tolerance in a rural and an urban population in Cameroon. //Diabetologia.- 1997.- N 40.-Р. 824-829.

44. Mollema E.D., Snoek F.J., Power F., Heine R.J., Van der Ploeg H.M. Diabetes Fear of Inject-ing and Self-Testing Questionnaire. A psychometric evaluation // Diabetes Care. – 2000. – N 23. – P. 765–769.

45. Motovilin OG, Shishkova YuA, Divisenko SI, Andrianova EA, Surkova EV, Dedov II. Psy-chological aspects of glycemic control in young patients with type 1 diabetes. //Diabetes mellitus.- 2010.- N1.-Р.66-76.

46. Polonsky W.H. Understanding and Assessing Diabetes-Specific Quality of Life //Diabetes Spectrum. – 2000. – N13. – P.36–41.

47. Polonsky W.H., Anderson B.J., Lohrer P.A., Welch G., Jacobson A.M., Schwartz C. Assess-ment of diabetes-specific distress //Diabetes Care. – 1995. – N18. –P.754–760.

48. Recht P. Les multeples facettes du probleme Sante-Environment //Proceeding of the scientific bases for environmental regulatory actions. – France: Evrg, 1981. – P. 7952

49. Rosenthal M.J., Fajardo M., Gilmore S., Morley J.E., Nabiloff B.D.: Hospitalization and mor-tality of diabetes in older adults: a three-year prospective study //Diabetes Care. – 1998. – N21. – P. 231-35.

50. Rustad J.K., Musselman D.L., Nemeroff C.B. The relationship of depression and diabetes: pathophysiological and treatment implications. Psychoneuroendocrinology. 2011 Oct; 36(9):1276-86. doi: 10.1016/j.psyneuen.2011.03.005. Epub 2011 Apr 6.

51. Schram MT, Baan CA, Pouwer F. Depression and quality of life in patients with diabetes: a systematic review from the European depression in diabetes (EDID) research consortium. //Curr Diabetes Rev. -2009.-May.- N5(2).-Р.112-119.

52. Singh H., Bradley C. Quality of life in diabetes //International Journal of Diabetes in Devel-oping Countries. – 2006. – N 26.- P.7-10.

53. Snoek FJ, Skinner TC. Psychology in Diabetes Care (Practical Diabetes). //Wiley & Sons Ltd.- 2005.- P.205.

54. Stuart M.J., Baune B.T. Depression and type 2 diabetes: inflammatory mechanisms of a psy-choneuroendocrine co-morbidity. Neurosci Biobehav Rev. 2012 Jan;36(1):658-76. doi: 10.1016/j.neubiorev.2011.10.001. Epub 2011 Oct 14.

55. Suvd B., Gerel H., Otgooloi D., Purevsuren D., Zolzaya G., Roglic G., et al. Glucose intoler-ance and associated factors in Mongolia: results of a national survey.//Diabet Med.- 2002.- N 19.-Р502-508.

56. Thostov ASh, Arina G.A. Teoreticheskie problemy issledovanija vnutrennej kartiny bolezni. Psihologicheskaja diagnostika otnoshenija k bolezni pri nervno-psihicheskih i somaticheskih zabolevanijah. Vol. 127. Ed. by MM Kabanov. //Leningrad.- 1990.-P.32-38.

57. UKPDS Group. UK Prospective Diabetes Study 30: Diabetic retinopathy at diagnosis of type 2 diabetes and associated risk factors. //Arch Ophthalmol.- 1998.- N116.-Р. 297-303.

58. Vasserman LI, Trifonova EA, Welkova OJu. Affective and personal determinants of for-mation of an attitude towards the disease in patients with type 1 diabetes mellitus. //Probl. en-docrin.- 2006.- N52(1).-Р.6-10.

59. Vileikyte L., Peyrot M., Bundy E.C., Rubin R.R., Leventhal H., Mora P., Boulton A.J. The development and validation of a neuropathy and footulcer specific Quality of Life Instrument //Diabetes Care. – 2003. – № 26. – P. 2549–2555.

60. Vovnenko KB. Osobennosti jemocional'no-lichnostnoj sfery detej mladshego shkol'nogo voz-rasta s ogranichennymi vozmozhnostjami zdorov'ja: na primere saharnogo diabeta 1 tipa [Disserta-tion]. //Nizhnij Novgorod: NGPU, 2010.

61. Ware J. Methods for testing data quality, scaling assumption, and reliability:IQOLA project approach / J. Ware, B. Gandek //J. clin. epidemiol. – 1998. – Vol. 51. N 11. – P. 945–952.

62. WHOQOL GrouP. What Quality of life? // World Health Forum. – 1996. –Vol. 17. – № 4. – P. 354–336.

63. http://www.musc.edu/dfm/RCMAR/DCP.html.

64. http://www.musc.edu/dfm/RCMAR/DHP.html.

65. http://www.musc.edu/dfm/RCMAR/DIMS.html.

66. http://www.musc.edu/dfm/RCMAR/WED.html.

Библиографическая ссылка

Усова С.В., Родионова Т.И. СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ 2 ТИПА // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6;
URL: www.science-education.ru/120-16610 (дата обращения: 03.04.2015).

Код для вставки на сайт или в блог

Источник: http://www.science-education.ru/120-16610

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Сколько стоит операция по глаукоме в ярославле
Введите код: